Метамодерн: сложи историю о самом себе

Теория Метамодерна – это базовая теория Института Психологии Творчества Павла Пискарева.

Открытие мирового уровня. Отечественный ученый Павел Пискарёв разработал новую интегративную теорию гуманистического знания «Квадрат Метамодерна».

Метамодерн – новая популярная философско-социологическая концепция. "Мета-" происходит от термина Платона metaxis и обозначает колебание между двумя противоположными понятиями, которые используются одновременно. То есть, признается одно, не отрицая другого.

Понятие «Метамодернизм» в 2010-м году ввели голландские философы (Тимотеус Вермюлен и Робин ван дер Аккер) для того, чтобы показать новое видение в области искусства. При этом искусство – это сигнальная система и, в том числе, сигнальная система актуального времени. А если от искусства посмотреть на философию, культуру и общество, то мы можем разглядеть из дымки неопределенности черты и артефакты актуального времени.

Оказывается, отечественный ученый, доктор философии, кандидат психологических наук Павел Пискарёв вложил иное содержание в понятие Метамодерн, совершив новый поворот философской мысли и определив новую социо-культурную парадигму.

Павел Михайлович Пискарёв разработал свою модель Метамодерна – интегративную теорию гуманистического знания. Метамодерн приходит на смену постмодерну и возрождает разрушенные постмодерном классические концепции и универсальные истины, но при этом не отрицает культуру модерна и постмодерна.

Метамодерн – это своего рода оксюморон, в котором сочетаются, казалось бы, противоположные вещи. В период перехода от постмодерна к Метамодерну мифы и великие нарративы получают вторую жизнь, интерес к «вечному», «универсальному» и «трансцендентному» выходит из забвения.

Именно этому открытию мирового уровня и посвящена наша беседа.

- Павел Михайлович, зачем Вы стали разрабатывать свою модель Метамодерна?

- Метамодерн как системный взгляд на историю вызван необходимостью теоретического обоснования будущего. Мы живем в мире, где все стремительно меняется, и никто из нас не уверен, что эти изменения к лучшему. Новости о нарастающей деградации общечеловеческих ценностей, известия о признаках экологической катастрофы, постоянно колеблющиеся показатели экономики заставляют нас задуматься: «Что же будет завтра со всеми нами? Есть ли будущее у нас, наших детей и внуков?»

Поэтому первостепенная задача – ответить на вопрос: куда мы идем? В каком направлении развивается мир в целом и человеческое общество? Нам необходима новая теория развития, которая бы обосновала модель будущего и подарила нам уверенность в завтрашнем дне.

Интеллектуальная элита современного общества постоянно твердит о невозможности развития цивилизации, о конечности культуры, о том, что у нас впереди нет никакого будущего. Для меня такая постановка вопроса – противоестественна. Мой экзистенциальный личный опыт свидетельствует: мир счастливый, кайфовый, а ограниченный ресурс бытия у человека, у общества, у системы – это временное состояние, скорее, психическое, может быть, душевное. И это никак не связано с той реальностью, в которой человек будет проживать мир как Вселенную, осознавая себя частью Космоса. Человек Метамодерна – это человек Космоса.

Но так как в мире печатного текста доминируют интеллектуалы, общество как будто следует их умозаключениям. И это вызвало у меня возмущение: как же так, существует духовная практика и огромное количество текстов, особенно древних и традиционных, о реализации внутреннего потенциала, о духовном. А современная европейская интеллектуальная элита твердит на все лады о жесткости постмодерна, как будто больше ничего нет. И это заставило меня задуматься и отправиться в длительное интеллектуальное путешествие, в процессе которого исследовал разные тексты, модели, традиции для того, чтобы найти такой же интеллектуальный ответ, подтверждающий мой опыт, и опыт многих счастливых людей.

 

- Значит, Ваш выбор не нагнетание апокалиптических настроений, а светлое будущее?

- Конечно, именно в таком ключе хочется смотреть на будущее, чтобы предложить своим детям и многим другим людям такое же знание. Понимание, каким образом смотреть на жизнь через фильтры счастливых, реализованных, светящихся людей, которые знать не знают о постмодерниском кризисе. Они, в общем-то, творческим образом реализуют свою жизненность, свои навыки, умения, возможности и при этом по-настоящему счастливы.

Поставить под сомнение выводы интеллектуалов ХХ века и создать интеллектуальную модель, отвечающую, подтверждающую и презентующую мой личный опыт – было первоначальной задачей. Моя модель Метамодерна рождена от возмущения при встрече с постмодернистскими представителями интеллектуальных элит.

Метамодерн – это торжество жизни, которое приходит после того, как человек прошел самый трудный период своего пути, период решения реальных жизненных задач. Метамодерн – состояние ликования, выражаясь на языке религиозно-философском, это состояние экстаза, которое человек получает после того, как прошел весь набор испытаний и трудностей.

 

- Применима ли к повседневной жизни Ваша модель Метамодерна?

- Абсолютно. Универсальность этой модели в том, что она описывает все процессы жизни и является интегративной. Эта модель дает возможность людям из разных гуманитарных «конфессий» применить ее к своей деятельности. А для «коммунально-бытового» человека это хороший инструмент, своего рода карта, чтобы, посмотрев на свою жизнь, на коммуникацию, на карьеру – на все, что касается области развития и процессов жизни, увидеть свой Путь.

 

- Кто он, человек Метамодерна?

- Он наставник, мудрец, философ, который существует немножко над «коммунальной» реальностью,  в которой у него все устроено, благодаря его труду, его гению. По большому счету, человек Метамодерна – это гений. Если помните этимологию слова «гений» от латинского genius -  «дух», - это человек, который раскрыл свой дух… Метамодернист – тот, кто познал Любовь.

Сейчас мы живем во времена некой «социологии свалки», когда все эпохи существуют одновременно. В многоквартирном доме рядом с нами может жить архаичный человек, абсолютно премодернистский, для кого вера в Бога – смысл жизни. Там же, в соседней квартире,  живет человек модерна: он до корней волос ученый-рационалист и все еще пытается победить природу, искренне веря в социум. В третьей квартире на той же лестничной клетке живет постмодернист – не реализованный экзистенциалист, чуть прибитый, с поднятым воротником с грустным выражением лица, цитирующий Сартра. Он все еще верит, что другой – это ад. И тут же можешь проживать ты – метамодернист и говорить, и верить, что другой – это рай. Для метамодерниста другой человек – инструмент познания себя. И он живет в этом счастье открытия.

Метамодернист умеет решить противоречие и парадокс, искренне чувствует среду и живет ее ощущением. Искусство метамодерна ориентируется на создание настроения. Или, перейдя на язык психологии, – на управление состоянием.

Выражаясь психологическим языком, эти четыре процесса, четыре эпохи живут в каждом человеке. И у каждого из них свой тип героики. Здесь важно различать нюансы: допустим, понятие «верить в Бога» - модернистское. Ибо в архаическую эпоху Бог для человека являлся неоспоримой реальностью, люди всем сердцем чувствовали, что Бог есть. А в постмодерностком мире, после Ницше - «Бог умер».

Сейчас же опять появляется много людей, кто реально верит в Бога. Посмотрите, как много народу собирается на церковный праздник Крещения. Людям без искренней веры в Бога будет сложно ночью отстоять всю службу в храме. У такого человека не просто вера – он живет с ощущением Бога в своем сердце.

 

 - Как бы Вы графически изобразили свою модель Метамодерна и самого метамодерниста?

- Через рисование квадратов. И даже теорию свою называю «Квадрат Метамодерна». Как будто банальным образом хочется все заключить в круг и сказать: все целостное, все круглое. Но в круге нет человека, в круге есть Божество.

Квадрат – это принципиально заземленная фигура. Она реальная, но она заземленная, стабилизирующая. И в этом смысле я говорю про «квадрат Метамодерна», потому что он более человечен, чем круг. Можно сказать, что движение духа начинается из круга и заканчивается квадратом. Продвинутый юнгианский аналитик скажет про квадратуру круга, и я понимаю, о чем идет речь: в круге есть квадрат, и всегда круг описывает квадрат. В этом смысле я всегда имею в виду еще какие-то дополнительные ресурсы. Квадрат не целый, и это символизирует неидеальность человека – в этом его исключительность. Согласно Метамодерну, человек не обязан быть идеальным, но всегда может соотносить себя с идеалом. Метамодерн – о том, как быть настоящим, а не казаться.

Постмодерн же выдвигает некий симулянт: есть люди, у которых нет содержания, а только «упаковка». И мы должны считаться с его «упаковкой», не имея права ему сказать вслух, что «у тебя нет содержания, человек! За тобой ничего не стоит, твоя жизнь пуста...». «Чудо» времени: человек с тобой о чем-то договорился, руку пожал, обнял тебя, развернулся, и вскоре он неожиданно изменился и про тебя уже гадости говорит. А когда ему напоминаешь: «Ты же мне пять минут назад руку пожал, договор заключили», - то он с ухмылкой отвечает: «Времена изменились...» Это абсолютное изменение своего ценностного содержания можно объяснить отсутствием всякого «я». Перед тобой человек без опоры, его внутренний мир абсолютно хаотичный.

В современном мире как будто пропали традиционные точки доверия. Например, раньше людям могло быть стыдно, ныне же само слово «стыд» выходит из обихода. Сейчас, наверное, не все молодые люди знают, что такое стыд. Как будто в их сознании нет взаимосвязи между их внешним поведением и внутренней конструкцией. У них отсутствует такая внутренняя конструкция, как порядочность, совесть, ответственность. Эти люди в плане духовного и личностного развития – на абсолютной «Горизонтали».

 

- Метамодерн – эпоха «Вертикального» развития, да?

- Совершенно верно, Метамодерн – это опять эпоха «Вертикали». Люди из абсолютной Горизонтали постмодерна снова выходят в эпоху Вертикали, где каждый человек создает свой ценностный ряд и считает его принципиальным. Это история о том, что мне важны мои принципы. Я не желаю их изменять и предавать себя, а хочу жить именно так. И это не просто «хочу», а история о том, что я могу себе создать такие условия жизни, придумав свой сценарий, который обеспечит наполненность моей жизни. И тогда мне есть, что защищать, за что побороться и что передать детям. У каждого появляется история о себе. Метамодерн – это такая эпоха, когда человек складывает аутентичную, подлинную историю о самом себе, он пишет свой роман.

Кто становится ответственным за авторство своей жизни, тот уже не читает выдуманные книжные романы, ему даже кино смотреть скучно. Моя жизнь мне уже интереснее, чем киношная жизнь Шварцнегера или любого другого героя. Мне интересно, что происходит со мной, с близкими и друзьями. Для меня это важнее, чем погружаться в историю экранного персонажа. Его я понимаю, как только фильм стал смотреть. Мы настолько прокачены, что сюжет книжки понимаем на пятнадцатой странице. А вот что ближний может сотворить со своей жизнью – это метамодернисту намного интереснее. Такое приобщение к живому опыту, наполненному ценностными смыслами, позволяет вести открытый диалог друг с другом.

Человеку же постмодерна не ценна его жизнь, он ее ставит под сомнение. И человеку модерна его жизнь не ценна, так как он готов служить обществу и отдать себя. А человек метамодерна как бы создает свою жизнь, и она для него ценна. Сейчас опять в сознании людей возвращается ценность жизни: биологически это было всегда, но по отношению к  себе и другим это вообще не проявлялось в 20 веке.

- А что такое счастье, с точки зрения метамодерниста?

- С позиции метамодерниста просто нет никакого несчастья, поэтому счастье – это всё. Нет несчастья. Несчастье – это пока ты по дороге туда. А когда ты метамодернист, то ты уже пребываешь в счастье. Метамодернистом себя может назвать любой, но это еще никак не говорит о том, что человек действительно так живет.

В этом смысле счастье – это естественное состояние бытия. Счастливый человек не ходит к психотерапевту. Счастливого человека не исследуют ученые, потому что он им просто не попадается. Он в это время на пляже, когда все остальные в психологических лабораториях. Это как бы человек неисследованный. Его трудно найти, потому что он не пытается оказаться на виду. У него и так все хорошо. 

- А как бы Вы одним предложением охарактеризовали, что такое Метамодерн?

– Открытое сердце и высокое качество осознанной  жизни. Жизнь Метамодерна – это вторая половина человеческой жизни и другое качество жизни, когда человек не отбросил все социальные,  биологические и прочие обязательства, а исполнил их. Каждый из нас живет в социуме и достигает там своего социального предела. Это связано с талантом, с темпераментом, с образованием. Социальное «я» удовлетворено тогда,  когда человек понимает, что он приносит пользу. В общем-то, для каждого социальна задача – стать в обществе полезным человеком. Если пользу не приносишь, то никогда не почувствуешь себя социально реализованным и счастливым.

Эпоха модерна гласит, что общество должно заботиться о человеке. Зачастую это приводит к тому, что человек перестает заботиться о своем будущем материальном благосостоянии, рассчитывая только на пенсию. Я же живу в другой парадигме – Метамодерна. И она парадоксальна в том смысле, что трезво ставит вопрос: «А чем ты занимался до 50 лет, если в 55 ты не можешь быть собой и обеспечивать себя и близких? Как ты строил историю твоей жизни? Насколько вперед ты смотришь, чтобы понимать, что ты будешь делать в 70 лет? - Ответь мне сейчас, в 50 лет. - А что с тобой будет в 80 лет, ответь мне сейчас, в свои 50 лет…». И зрелый человек честно себе говорит: мне, чтобы не рассчитывать на пенсию в будущем, нужно сейчас приобретать новую профессию... Лично мое время не бывает пустым, потому что в нем всегда присутствует мысль о будущем. Я научился этому у Леонардо да Винчи: он в 80-летнем возрасте видел свою жизнь на 60 лет вперед. Хотя, очевидно, по тем временам он не мог прожить слишком долго. Однако он все равно стратегически смотрел на свою жизнь. В этом смысле Леонардо да Винчи – метамодернист из 16 века. 

Причем  весь вопрос не в длине, а в качестве жизни. Мне нравится заниматься такими вещами, которые поддерживают во мне молодость. Каждый имеет право выбора: я живу по принципу «все возможно».

- Мне понравилось Ваше высказывание: Метамодерн -  это «открытое сердце».

- Открытие любви – это возможность духа. В моем понимании экзистенциальная деятельность – всегда субъективно честная, в которую полностью вовлечен. В таком состоянии Потока то ли ты что-то делаешь, то ли дух тебя ведет. Кстати, просветление – полная свобода духа, когда ты находишься в метапозиции, созерцательно. Происходит уже освобождение духа, и через тебя проявляется Божественный дух. Это уже духовная вещь. И ты как бы слушаешь эту метамодернистскую реальность: а куда меня сейчас повернет сегодняшний день?.. Для меня это игра – я наблюдаю себя созерцающим. Причем я не просто играю, а именно  созерцаю себя играющим.

К слову, стратегия достижения успеха мне никогда не нравилась, ибо связана со спешкой. Такой «успех» - производная от слова «спешка». Я же предпочитаю никуда не спешить. Как говорится, «Природа никуда не спешит и все успевает». Моя стратегия: всему свое время, вещи сами происходят в нужный момент. Я никогда не напрягался в том смысле, что никогда не был недоволен жизнью. У меня были жизненные кризисы, но я кайфовал от этого. Я романтик и видел это как главу моей жизни. Я проживал тотально, страдал, мне было больно. Но я погружался в это страдание, не избегал его и свое пострадал. Во время жизненных кризисов я не пил водку и ни на кого не жаловался – я не избегал их, а полностью проживал.

Скажу честно, я хочу жить долго.  Мне интересно знать, что я человек,  который и это может сделать в своей жизни. Это часть моей истории. Я пишу роман своей жизни, я романтик. А романтик по определению – тот, кто живет, создавая свой сценарий. Это точный смысл слова «романтик».  Настоящий романтик живет, как герой своего произведения, под названием жизнь. Также в этом произведении есть другие герои и героини.

- А Вы считаете себя героем?

- Давайте поймем, кто такой герой. Для меня герой – это человек, который проявил свою субъективность. Когда ребенок слезает с рук мамы, он становится субъектом,  а встал сам на ноги – он уже герой. Когда же дитя просится опять на ручки, он уже не герой. Даже младенец может быть как героем, так и не героем.

Герой – это человек, который встал в вертикаль, на свои две ноги. Герой – тот, кто выпрямил спину. Это определенная рефлексия, которая формирует ответственное отношение к жизни. По факту герою не на кого переложить ответственность – он один и полностью самостоятелен. Как говорится, «кто, если не я?». Твое мнение существует, так как именно ты отвечаешь за свою жизнь. Ты не рассчитываешь на социальное пособие, на семейную поддержку и прочее – ты всегда рассчитываешь на себя. Вот это герой. Если человек отказался от пенсии и продолжает кормить себя сам в 90 лет – он герой. И даже не потому, что он накопил средства. А потому, что он все равно идет и прикладывает усилия, чтобы быть самостоятельным человеком. Вот он – герой.

Важность героя не только в самостоятельности, но еще и в полезном примере. Герой не существует без полезного примера. Быть героем – это также уметь пламенно любить, когда сердце свое чему-то посвящаешь. Человек метамодерна созвучен с образом Птицы Феникс, как символом возрождения после смерти.

Метамодерн – это Путь возрождения Героя, который, следуя Зову Бытия,
идет искать Настоящее и Вечное.

Павел Пискарев.

Беседовал Андрей Сигутин.


Впервые опубликовано во Всероссийском альманахе «Словесность»

МЕТОД

Автореферат «Метамодерн и интегративная методология гуманитарного знания»

Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора психологических наук Пискарёва Павла Михайловича

​Диссертация «Метамодерн и интегративная методология гуманитарного знания»

Диссертация на соискание ученой степени доктора психологических наук Пискарёва Павла Михайловича

Холизм, синтетическая философия

К методлогии исследования метамодерна

Вопрос о том, что такое современность – постмодерн или длящийся модерн – все еще актуален. Это часть большого «спора о модерне», в котором участвуют выдающиеся умы современности – как российские, так и западные ученые. Авторы статьи предлагают пойти дальше – от философского дискурса о модерне – к концептуализации метамодерна как особого состояния общества и новой эпохи, в которой сосуществуют консерватизм как свойство премодерна, экспансивность как черта модерна, стремление к трансформация как характеристика постмодерна. В статье представлена четырехкомпонентная парадигмальная модель сменяемости эпох и (одновременно) современности: премодерн, модерн, постмодерн, метамодерн.

Please reload

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ

АВТОРСКИЕ СВИДЕТЕЛЬСТВА

><
1/2

©2019 - 2020 Метамодерн Институт Психологии и Творчества Павла Пискарёва

Политика конфиденциальности | Пользовательское соглашение

  • Facebook
  • Instagram
  • Vkontakte Social Иконка
  • Одноклассники Social Иконка
  • YouTube